Задержка психоречевого развития (ЗПРР). Реальный опыт преодоления!

Реальный опыт лечения задержки развития у ребёнка!

Как я уже писала в предыдущей статье, у второй дочки, родившейся на сроке в 33 недели, после прививки и непролеченной желтушки новорожденных появились отклонения в развитии.

Сначала это было не так заметно. Мне казалось, что ребенок спокойный и любит поспать, поэтому не сильно интересуется окружающим миром. В 4 месяца дочка не тянула ручки к игрушкам и лишь следила за траекторией их движения, а комплекс оживления я стала замечать только к 5-месячному возрасту.

Далее я поделюсь своим опытом в преодолении ЗПРР…

Как я заподозрила задержку психоречевого развития (ЗПРР)?

Серьезную тревогу я начала бить чуть позже, и, собственно, вот по каким причинам.

  • В 7 месяцев дочка не только не сидела, а даже не переворачивалась.
  • Гуление к этому возрасту отсутствовало полностью.
  • Она слабенько улыбалась присутствующим, но особой радости я не видела.
  • Невролог заметила, что у нее гипотоничные мыщцы спины и ножек.
  • Когда я давала ей в руки игрушку, она ее плохо держала и не сильно интересовалась ее свойствами.
  • Больше всего она любила просто сидеть на руках и «залипать» в своем мирке.

Мы стали усиленно делать массаж, гимнастику и посещать врачей. Ортопед сказал, что у дочки слишком гипермобильные суставы, поэтому пойдет она поздно. Невролог ставила темповую задержку моторного развития, ГИЭ и синдром двигательных нарушений.

Массаж для ребёнка с ЗПРР!

Первые достижения в лечении ЗПРР

Много лекарств + массаж постепенно растормошили ее, и она стала поактивнее реагировать на нас, игрушки, мультики. Но моторное развитие к году так и не пришло в норму – мы ужасно отставали. Переворачиваться малышка стала в 7,5 месяцев, села в 11, а поползла только в год. Речи не было вообще, то есть слова «мама», «папа», «баба» не проскакивали даже случайно. Она через раз реагировала на свое имя, не показывала пальчиком на нужные предметы, а желаемого добивалась криком. Играть в игрушки, сортировать фигурки, собирать пирамидку она не могла чисто физически, потому что помимо крупной моторики у нее сильно пострадала и мелкая. Пальчики неловко держали предметы, движения были скованными и несколько дезориентированными.

К полутора годам дочка умела отлично ползать и вставать на ножки, но ходить не могла совсем. Она заваливалась назад, будто пьяная. Диагноз – атактический синдром неясного генеза. Из-за моторного отставания у нее пострадала и речь, и психика: слов не было, из сказанного она понимала от силы 50%, просьбы не выполняла, взгляд часто был отсутствующим, будто она залипала где-то в другом мире. Пирамидки, сортеры, вкладыши и пазлы – это были какие-то нереальные по сложности задания.

Заниматься, учиться, близко общаться она не горела желанием. Итак, к атактическому синдрому добавилась задержка психоречевого развития (ЗПРР). Некоторые врачи под вопросом ставили аутизм, было даже подозрение на синдром Ангельмана, потому что дочурка частенько хохотала по поводу и без (как выяснилось потом, она просто очень позитивный ребенок, пребывающий всегда в хорошем настроении).

Наш основной план лечения ЗПРР и успехи

После длительных обследований и катаний по светилам медицины мы выявили для себя следующую тактику лечения:

  • массаж раз в два месяца + параллельно ноотропные препараты, витамины, сиропы для улучшения обмена веществ;
  • бассейн два раза в неделю;
  • частая смена обстановки для получения положительных эмоций;
  • постоянные занятия дома со мной (у меня педагогическое образование) для развития моторики, речи и понимания окружающего мира.

В 1 год 7 месяцев дочка пошла – криво, косо, шатаясь, падая – но все-таки пошла. Конкретно по борьбе с атактическим синдромом будет отдельная статья, поэтому на этом не буду сильно останавливаться. Речь стала появляться в виде непроизвольных звуков и слогов. В 2 года были первые слова «мама», «папа», «баба», «мяу». Но самое главное – пошел сдвиг в психике ребенка, и она стала открываться миру, ЗПРР стала отступать.

Сейчас в 3 года она знает алфавит, цифры от 1 до 12, 10 цветов (причем различает голубой и синий, темно-синий и просто синий), геометрические фигуры, огромное количество слов и понятий (увы, в основном это пассивный словарный запас), умеет сравнивать «большой-маленький», «высокий-низкий», «тонкий-толстый» и т.д. Она также отлично понимает речь, эмоции других людей, пользуется указательным жестом, играет в игрушки, с сестрой и кошкой. У нее стало лучше концентрироваться внимание, поэтому она с удовольствием занимается со мной.

Мои занятия с дочкой

В своей работе с ней я использовала книжки и картинки, о которых написано в статье про то, чем заняться с детьми осенью в плохую погоду. Именно с них пошел толчок в понимании. Я рассказывала красочно и ярко, использовала жесты, мимику, шутки, поглаживания, меняла тональность голоса – короче говоря, проявляла актерское мастерство, насколько это было возможно. Все выученное по картинкам я искала в окружающей обстановке и показывала ей. Мне приходилось по сто раз проговаривать одно и тоже, чтобы в ее голове что-то уложилось.

Как я победила ЗПРР!

Указательному жесту я ее тоже учила. Я просила ее показать мне, например, куклу, затем брала ее ручку и пальчиком показывала на куклу. Повторяла я одно и тоже целых две недели. В итоге, я добилась от нее ответной реакции. После постоянно ее просила показать мне что-либо – так закрепился навык использования пальчика для указания на желаемое или на то, что интересно.

Понимать эмоции она стала по картинкам и благодаря моим кривляниям соответственно этим картинкам. С имитацией было больше проблем, времени потратилось очень много, но сейчас она достаточно хорошо повторяет действия за другими.

Цвета и формы я ей внедряла долго и упорно. Она меня не слушала, отталкивала книги и карточки с данными темами, убегала. Я стала применять хитрый метод поощрения для того, чтобы ее заинтересовать. Это был своего рода шантаж – дочке предлагалось выполнить то или иное действие (например, посмотреть карточки с цветами), за что она получала либо лакомство, либо любимую игрушку (есть у нас маленький мягкий цыпленок, который является лучшей наградой для нее). Шантаж имел успех. Я до сих пор применяю метод поощрения (читай, шантажа) в своей работе с ней.

Еще я заметила такую особенность в общении со своей девочкой – то, что она отталкивала сначала, стало интересно потом. Когда я ее обучала понятиям «один» и «два», она демонстративно отворачивалась, но я продолжала ей подсовывать эту информацию как бы невзначай. Нудно, долго, утомительно. Порой казалось, что результата не будет, и хотелось плакать самой. Но в какой-то момент дочка обрабатывала информацию, раскладывала в голове по полочкам и проявляла больший интерес к занятиям. Сейчас она сама мне тащит задания и разные карточки для развития, а еще год назад она их ненавидела.

Я старалась всегда побольше с ней гулять и много-много говорить на прогулке о том, что вижу. Эмоции на улице, особенно весной и летом, у детей зашкаливают, и вот на такой основе, как положительный настрой, можно заложить большой объем материала. Я говорила-говорила-говорила, к концу прогулки у меня болело горло и садился голос, а также появлялась моральная истощенность, потому что я максимально вкладывала в свои слова эмоции. Я все-таки нашла отклик у своего ребенка.

Нужно больше гулять с ребёнком с ЗПРР!

Заметьте, скорее всего, у вашего малыша есть какой-нибудь обособленный интерес – тема, которая его завлекает на все 100%. У нас это – кошки. Дочка могла за ними наблюдать часами. На улице мы ходили их кормить, и я рассказывала, что они делают, какие части тела у них есть, а затем все это переводила в другую область и сравнивала, например, «у киски есть лапки, а у нас ручки, давай попрыгаем и будем держаться за ручки». Вскоре мы завели котенка – это вызвало эмоциональный всплеск у дочки, и она проявила большую активность в познавательных процессах.

В поддержку мамам деток с ЗПРР

Подводя итоги, хочу сказать, что ваша задача – тормошить ребенка, но не ждать быстрых результатов, потому что малыши с задержкой психоречевого развития (ЗПРР) хуже усваивают информацию. Вы просто обязаны выполнять рекомендации врачей – этим вы помогаете ребенку преодолеть трудности в обучении. У нас, например, курс Элькара и уколов Кортексина в купе с массажем давал умопомрачительные результаты.

И самое основное – ваш настрой на победу. Вы можете всплакнуть в подушку или съесть целую шоколадку для успокоения нервной системы, но утром вы ОБЯЗАНЫ заняться ребенком с улыбкой и новыми идеями. Прочувствуйте его интересы, определите приоритетные области в развитии, хвалите малыша за малейшее достижение и твердо идите вперед!

Пусть наш опыт станет для вас примером того, что ЗПРР – не приговор и не талон на обучение в коррекционной школе. Все в наших руках – в руках любящих и внимательных мам! Нам с дочкой осталось снять диагноз ЗРР (увы, с речью пока беда), но я верю, что и это нам по плечу!


УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (голосов: 18, в среднем: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *